#5650
BigBunny
Участник

Сказка самоисполняющаяся (страшная)

Жила-была на свете девочка. И звали ее Одуванчик. Мама назвала ее так вовсе не потому, что она была похожа на цветок своей солнечно желтой шевелюрой, а потому, что как одуванчики прорастают даже сквозь асфальт, так девочка прорастала сквозь детские болезни, вирусы и бактерии. Такая волшебная это была девочка. Очень Важный Доктор однажды сказал маме, что если ее дочь что и подкосит, то это будет какая-то нефизическая болезнь. Депрессия там или невроз. И мама Одуванчика очень этого боялась, поэтому следила, чтобы дочь всегда была весела и довольна жизнью.
Девочка и правда росла веселой и довольной жизнью. Она любила придумывать игры и была заводилой во дворе. Дети любили ее за легкий нрав и яркие волосы. Но девочка росла, и детей вокруг становилось все меньше, а взрослых все больше. И не все взрослые понимали, почему девочка все время улыбается, или почему ее волосы сверкают всеми оттенками солнца, или почему она всюду таскает с собой блокнот, в котором то ли что-то пишет, то ли что-то рисует.
И постепенно Одуванчик стала чахнуть и грустнеть. Она опустила плечики, поникла, и желтые волосы ее потемнели и стали почти обычными. Она пыталась вернуть свою радость мягкими булками и сладкими пончиками, но счастья стало еще меньше, а боком и живота больше.
Однажды уже почти взрослая и совсем грустная девочка Одуванчик шла по унылому осеннему парку, в самом центре которого разместилась карнавальная ярмарка. Правда, купол большого шатер уже посерел и поник под струями дождя, большинство аттракционов не работали, а клоуны столпились у низкого вагончика и курили. Девочка прошла по обрывкам серпантина, обошла лужу, в которой погибала сахарная вата и вдруг наткнулась на матерчатую палатку. Дождь усилился, и Одуванчик отогнула тяжелый полог и нырнула в пахнущую сыростью и благовониями темень.
Она ожидала увидеть свалку костюмов или просто свалку, но увидела низкий столик с большим хрустальным шаром и дедушку, похожего на индуса, в чалме. Одуванчик собиралась извиниться и исчезнуть, чтобы не мешать дедушке, который судя по всему медитировал. Она уже даже открыла рот, как дедушка властным взмахом руки заставил ее остановиться.
— Иди же! — возгласил он
— К-к-куда? — робко спросила Одуванчик.
— В глубины подсознания! Там скрывается твоя радость!
И шар вдруг засветился нестерпимым светом. Девочка Одуванчик зажмурилась и …
…открыла глаза где-то. При ней был ее рюкзачок и блокнот с ручкой. На ней была ее одежду, но вокруг нее был вовсе не шатер, и даже не город, а мрачный вековой лес. Девочка огляделась и заметила тропинку, уходящую вдаль. Страшно ей почему-то не было, а вот любопытно очень.
Тропинка привела ее к каменному замку.
— Наверное, это и есть подсознание, — решила девочка и вошла в открытые ворота.
Замок действительно был похож на игру разума в прятки с самим собой. Длинные запутанные коридоры, неожиданные картины, разноцветные комнаты и повсюду на стенах портреты Одуванчика — в детстве, с мячом, в школьной форме, в слезах, в ярком платье на выпускном. Она все шла и шла, не выпуская из рук блокнота, пока коридор резко не превратился в ступеньки, и ей пришлось спускаться.
В самом глубоком и темном подвале, прикованный к стене сидел страшный гоблин и скалился своей мерзкой пастью. При виде девочки он захохотал
— А вот и ты, глупая белобрысая девчонка!
— Ну, вовсе и не белобрысая, — обиделась Одуванчик.
— Глупая, белобрысая и унылая!
Он поерзал, и девочка увидела, что тщедушное зеленое тельце крепилось на невероятных размеров заду.
— Ого,какую ты наел…сидушку!
— Хаха, ты сама меня кормила. Булками и кексами, а теперь перестала, поэтому буду есть тебя.
Гоблин потянулся и лязгнул зубами прямо у ног девочки. Она отпрыгнула, но заметила, что когда гоблин привстал, он невольно приоткрыл небольшой проход.
«Наверное, там моя радость», — подумала она и сказала:
— Гоблин, миленький, ты такой хорошенький, зелененький, голодненький, подвинься, пожалуйста, мне надо в глубины подсознания.
— Неа
— Смотри, у меня есть пирожок и йогурт, я тебе отдам, а ты меня пропусти.
— Неа, вот будешь меня кормить, поить, я еще подумаю.
— Вот же гадкий гоблин! — в сердцах воскликнула девочка. — Не буду тебя кормить, ты отощаешь и ослабеешь.
— Хаха, я буду тебя изнутри есть, потому что ты злая, гнилая и толстая.
Девочка чуть не расплакалась от обиды. А потом рассердилась.
— Ах ты, гадость зеленая. Это я-то гнилая и толстая?! На себя посмотри!
И она схватила веник, который почему-то валялся рядом, и хлопнула гоблина прямо по лысой голове.
— Ой-ой, — закричал гоблин. — Злобная старая девка. Я уйду, но на тебя тогда набросится все монстры подсознания. Еще вспомнишь меня.
И он убрал свою гигантскую сидушку с прохода.
А оттуда повеяло могильным холодом и послышался злобный хохот. Из прохода, больше напоминавшего пасть вылетело чудовище и бросилось прямо на девочку. Она взвизгнула и попыталась защититься раскрытым блокнотом. Чудовище завыло, но блокнот засиял белым светом и затянул монстра на свои белые страницы. От неожиданности девочка потеряла дар речи, вид беснующегося на странице монстра так ее напугал.
— Скорее, обведи его карандашом! — закричал гоблин.
Девочка Одуванчик обвела чудовище, и оно вдруг успокоилось и, покружив на одном месте, улеглось спать, положив рогатую голову на огромные лапы.
— Берегись! — закричал гоблин.
Из прохода вылетело еще одно чудовище, а потом еще одно, и еще. Девочка ловила их на страницы блокнота и успокаивала. Когда чудовища закончились, она удивленно посмотрела на гоблина.
— Ты мне помог!
Гоблин смущенно поковырял зеленым пальцем пол.
— Ну, вообще-то, я Нилбог. Раньше в Индии жил, но злобный колдун поймал меня и отправил сюда монстров охранять. Так-то я добрый, но когда тебе столько лет зад кусают, поневоле озлобишься.
— Я помогу тебе добраться домой, — решила девочка. В конце концов путшествие в индию — это отличное приключение.
— Вот только спущусь в глубины подсознания, чтобы найти свою радость.
И она шагнула вперед, чтобы…
…оказаться в самом центре парка. Правда, теперь он была не унылым, а очень красивым — капли дождя серебрились на желтеющих листьях, а тучи были элегантного жемчужно-серого цвета. И девочка почувствовала, как радость переполняет ее. Снова.

А Нилбога она нашла в рюкзаке. Он претворился мягкой игрушкой. И она отвезла его в Индию, чтобы оставить у небольшого храма. Но это уже совсем другая история.

Вложения:
Вы должны войти для просмотра вложений.