#5458

29 июля, 7 КД (+морковь)
День начался шикарно:
в 8 утра кипяточек с ВВ
капиллярка, часовая прогулка, по дороге придумала сказку по насущной проблеме, ополоснулась как смогла
Вся на ажиотаже — морковонька вводится, любимая) но всё же дождалась голода
13.30 гречка с тушёной морковкой, салат из дайкона с редиской и петрушкой
Дайкон сочный и сладкий, прямо кайфанула. Жкт норм воспринял.
Далее работала на бешенных скоростях, очень устала, болят все ранки, а они и спереди и на спине, ни лечь ни облокотиться бррр. Да ещё этот огромный (см в поперечнике) подкожник на лице душу травит. Начались мысли, что не было без Программы прыщей, ну пусть бы и осталась толстая, так я же себя теперь любой люблю, мы вот голову лечили изо всех сил, и за фигуркой пришли, а очищения такого энтенсивного нам не надо. Лучше мол с мусором внутри но с чистой кожей. Ужас. Выпила по этому поводу горячей воды с пустырником. Села писать в Блокнот. Всё разобрала по полочкам — да, я сама в себя это барахло загрузила, которое теперь вылазит, да, любовь к себе это желание себе лучшего, чистого тела без залежей консервантов в том числе. Тощьба это ещё не здоровье, а я хочу быть и здоровой и стройной. Камень преткновения — вкусная еда. Крошечку мою колбасит, хочет вкусняшек. Причина — огромный дискомфорт внутренний, который сложился из: холода (оделась тепло и завернулась в одеялко), усталости (прервалась в работе и поиграла в игрушку), постоянной боли от ранок (у таджиков которые надо мной сверлят боли, у жку которые не соблюдают график включения воды боли, а у Кошечки не боли), тоски по любимому (еле дожидаюсь его домой, безумно скучаю), напряжения на работе (сделала всё и выдохнула). Спрашиваю себя — должна ли еда решить все эти проблемы? Отвечаю себе — нет. Еда для другого, строить здоровый и счастливый организм. Крошечка в отказ — давай заканчивать очистительную, хочу добавок к кашам, я на это не подписывалась, брючки мы вчера и так почти застегнули. Уговаривала ещё хотя бы на неделю-две. Выпила ещё пустырника, сварили рис с шафраном, так как была голодная.
Поела, но душа просила эту несчастную халву в шоколаде (а я говорила мужу отнеси на работу чтобы дома не лежала, он упёрся мол в следующий пир доешь. ага да конечно). Посидела, помозговала, вспомнила, что у нас срывов нет и паники нет, наказаний тоже нет; налила себе в красивую чашечку лавандовый чай, взяла халву, села к окошку… чай Крошечка глотнула и вылила — фи, отвыкла от такого как-то, сено-солома. Халвы съела 2 кусочка, и они были прямо бальзам на душу, нарастающая истерика резко отменилась. А потом я из упрямства съела 3ю, и она была лишней и невкусной. Спрашиваю себя — Крошич, ну ты чего? Она — проверяю, вдруг не дашь. Я думала, это мы уже прошли. Спрашиваю — ты же не хотела её. Она — сейчас не хотела, а вдруг бы потом захотела, а ты бы не дала? Ёлки зелёные, продолжаю налаживать контакт с собой. Дальше вообще жесть, я почувствовала своё же внутреннее напряжение и ожидание кары за самоволку, то есть я себе ещё не до конца доверяю всё же. Успокаивала Крошечку как могла, объясняла, что мы королевы и можем себе позволить отступления, мы можем себе позволить вообще всё, что угодно, это вопрос выбора. Головой понимаю, а душа у меня как уличная котейка, очень осторожная и недоверчивая. Оно и понятно — столько лет я её тиранила требованиями, ограничивала, ставила условия. Буду отогревать.
Начала писать дальше и осознала проблему. Меня напрягает жажда комфорта, а почему? Потому что я хочу вредного? Нет, я хочу высыпаться, отдыхать, вкусно есть программную еду без очистительных ограничений по меню, хочу двигаться в удовольствие и вообще наслаждаться. Мне нравится Программа, но, судя по всему, я не готова к полноценной Очистительной. Подниму свои записи, перечитаю, как я на неё пошла, и подумаю ещё над этим.
Вот такой у меня выдался противоречивый денёчек. Вечером я зашлифовала его хвалилками в свой чудо-кувшинчик с волшебным подсвечником. Ни в коем случае себя не ругала и не давила, хватит, наругалась уже за всю жизнь. Теперь только терпение, понимание, внимание и забота.

Life is short, you're capable.