#3278
Tarius
Участник

Вчера я делала доклад с презентацией по книге «Сделаем из тушки фигурку» на заседании Книжного клуба. Презентация объемная, я попробую сюда прикрепить, но может не пройти. Вдруг кому-нибудь пригодится.

Присутствовали: три  худосочные девицы, четверо хрупких юношей и замдиректора по кадрам — мужчина атлетического сложения. Аудитория отнюдь не целевая. Однако слушали внимательно, в положенных местах смеялись и в итоге дружно похлопали.

Я сейчас не буду описывать устоявшуюся систему питания и физических нагрузок. Из меня рвется наружу сказка (даже две) и я хочу ее здесь записать.

Жили-были две сестры-близняшки: Тетя Мила Крокодила и Тетя Мотя Бегемотя. У каждой из них своя история. Первую я расскажу про Тетю Мотю.

О пользе романсов

В Тете Моте Бегемоте все было миленько и симпатично: и душа, и лицо, и руки. У нее были стройные ножки («бутылочкой», как заметил один ценитель), огромные зеленые глаза, изящная шея. Единственно, что не совсем устраивало Бегемотю — ее талия. Ее как бы не было на месте. Гуляла талия по всему животу, сверху вниз.

Когда-то давно Тетя Мотя наглоталась головастиков, а они в свою очередь превратились в лягушат и немножко подросли. Тете Моте лягушата не мешали. Она с ними любила разговаривать, петь чего-нибудь негромко. А они в ответ весело булькали и подквакивали из живота, да так, что прохожие оглядывались.

Однажды Тете Моте приспичило купить новое платье с пояском. А как его выбрать, если талии нет? Пришла она к Огуглу — такой трубе типа граммофонной в кабинке типа телефонной — и говорит:

— ОГугл, талии нет.

— У бегемота нету талии, — бодро отвечает Огугл. — Он не умеет танцевать.

— Вообще-то немного умею, — обиделась Тетя Мотя. — А делать-то что?

— Его по морде били чайником, и научили танцевать, — поделился секретом Огугл.

Тетя Мотя еще более обиделась и расстроилась. Зачем же по морде-то? Но на выходе из кабинки она увидела надпись: «Огугл старенький и все путает. Интерпретируйте».

«Ага, — подумала Тетя Мотя. — Значит, не чай-ник вовсе, а, скажем, Чай-кин. Или и вовсе Чайковский. И не бить, а петь. О, это я могу».

Она вышла на набережную Москва-реки (Кабинка Огугла недалеко от берега стояла) и пошла вдоль парапета, наблюдая за Чай-ками. Дойдя до  парохода-ресторана «Чай-ка» Тетя Мотя увидела парк и свернула туда. В парке оказался длинный-длинный искусственный пруд. Тетя Мотя встала на берегу пруда, романтично оперлась о дерево и спела «Средь шумного бала, случайно…» Лягушки в ее животе подквакивали, а самый шустрый лягушонок взял и выпрыгнул прямо в воду. И сразу Тети Мотин живот полегчал на целую лягушку.

— Как здорово! — воскликнула она. — А теперь надо что-нибудь станцевать.

— Кваковяк! — закричали лягушки. — Ква-квальс!

Тетя Мотя станцевала вальс, сделала несколько па из краковяка и избавилась еще от пары лягушек. «Наверное, надо пруд побольше», — подумала она, — «Чтобы наверняка все убежали».

Поехала она на следующий день к знакомой речке, к лесному пруду. Спела во весь голос: «Благословляю вас, леса», окунулась в водичку, станцевала на песочке ква-квальс —  лягушки из нее так и посыпались. Совсем легко стало Тете Моте, и талия на место вернулась, даже брючки пришлось веревочкой подпоясывать.

Только собралась возвращаться домой, как слышит, кто-то восклицает: Какая симпатичная тетя Мотя! Оглядывается — стоит мужчина с внешностью актера Пускепалиса.

— Вы меня знаете? — удивилась тетя Мотя.

— Нет, просто вы так здорово танцевали и пели, что я не мог пройти мимо. Меня зовут Вениамин Легкоступов. Разрешите проводить вас до электрички.

— Пожалуйста-пожалуйста.

…И они пошли к станции, распевая романсы Чайковского и вообще все, какие знали. А потом Тетя Мотя Бегемотя вышла за Вениамина замуж и стала Матреной Легоступовой.