#2615
Michelle
Участник

День 5. Сказка

Сегодня в утренней полудреме, когда разум еще не стряхнул подсознательное, пришла вдруг ко мне Сказка. Сказка оказалась страшной, последыш вчерашних разоблачений. Видимо, я по неосторожности копнула в себя глубже, чем мое легкое и веселое. Но я ж заказывала Качественную жизнь — расписываюсь. Придется не просто поработать, а проработать.

Сказка продолжала приходить ко мне кусочками — во время утреннего кофе, в очереди в детской поликлинике, в кафе, куда потом я завезла детей. И — чудо чудесное — все решения пришли, и Сказка оказалась настоящей. Зло обернулось добром, да в обоих смыслах.

….

Очнулась Серенада, смотрит на себя в зеркале, а по всему телу бородавки с папилломами. А где нет папиллом, там целлюлит, а по бокам растяжки. Но и это ерундой показалось, когда увидела, что вместо тела у нее — пень трухлявый. Коряга вместо ее белого, прекрасного тела! И еще не все, внутри пня — каменный мешок. Что съест, то камнем в него падает. Окаменела  Серенада от такой напасти. Слова вымолвить от горя не может. Как жить с таким телом? Но выбор небольшой — или ложиться и помирать, или жить и стараться быть счастливой даже в таком теле.  Зря она что ли на второе высшее к Лисси пошла? Или праправнучка якутского шамана зря? Шаманская царица — да ей ли под обстоятельства подстраиваться?! Это пусть обстоятельства ведут себя подлежащим образом!

Ну да, пень. Мешок каменный. Но голова-то по-прежнему ее, интеллект вроде не пострадал, острый ум способен замечать все доброе и светлое, и даже веселость — все с ней осталось. И руки-ноги ее, хоть управлять ими через пень труднее. Но ее же! И улыбка ее!

Что ж, для начала надо пень промыть и просушить, тараканов и жучков вывести — не успела подумать, как вся насекомая живность враз сбежала, как прознала, чей пень. Знали от своих дедов и прадедов, что Семирамида — известный тараканогон и клопомор, слава великая за ней 15 лет идет, как извела она их род из квартиры Друга сердечного, на заре их отношений. Так быстро извела — сама поразилась. А сейчас дунула только, даже дихлофос материализовывать не пришлось. А следом — вот дела — мышка выбежала, роняя зерна. Семирамида даже удивиться-испугаться не успела.

Так, трухлявость подлечим. «Буду мазать тело бадягой разной, исцеляющей, — решила Семирамида. — Корицы добавлю — вот новая кора и нарастет». Семирамида взяла в руки тюбик с зельем, который купила на днях, да без дела он у нее стоял. Стала искать тайный знак на упаковке,  ведь знала, что где-то ей Мирозданье должно привет передать — и точно! Сделано в Ступино. Ах ты ж Бабка Яга, и здесь коммерцией занялась. Ну мы твою волшебную силу себе на пользу обратим.

А чтобы не сидеть пнем, будем танцевать — пусть стан наш будет гибок и строен.

До каменного мешка внутри добраться будет не просто, но, как известно, вода камень точит. КипятоЧЕк волшебный, заговоренный прямым ходом в живот направим. Долго ли коротко, а камень разобьет.

И так у Семирамиды все ладно и хорошо пошло, что только Диво Дивное давалось. Не прошло и недели — а пень затянулся свежей  корой, и пошли от него побеги зеленеть, весной расцветать. Не о таком теле мечтала Семирамида, конечно, но чувствовать внутри, как даешь новую жизнь, было волшебно. А людям казалось, будто это платья изумрудные у нее красоты необычайной.

А уж когда ветви цветами покрылись, да в венок на голове сложились, Семирамида и вовсе расцвела. Улыбка зреющей женщины не сходила с ее губ, так ей все по нраву было. Куда она шла, там Красота и Весна были. Куда улыбалась, там счастье появлялось.

И кошка за ней бегала, ластилась, чувствовала ее новую животную силу.

И дети умнели и по часам, и по буквам, и по цифрам. И не капризничали совсем — вот чистая правда.

Даже муж другими глазами на нее смотреть начал. Он и прежде знал, что Семирамида у него — сад ходячий. Но где были  его глаза раньше — почему не замечал ее волшебной красоты, весну приманивающей?! Хлопнул он жену по попе — знай, дескать, кто красоты этой хозяин — и чудо, отвалился пень, а под ним тело — белее платья их свадебного, гладкое, как шелк санкционный,  какой только в контрабанде бывает.

И тут же камешки посыпались, кипяточком подточенные. Да не яшма это темная оказалась — а изумруды чистейшие. Большие, маленькие, круглые, квадратные — дождем пронеслись. И стала Семирамида богаче царя тамошнего — у нее-то аж два сына есть, а у царя всего один, да и тот мажор непутевый.

Тут и сказочке конец, сценарий пишет молодец.