#2608
Michelle
Участник

День 4. Мои отношения с едой

Я люблю есть, это самый доступный мне вид удовольствия, за исключением детского смеха.

Как так получилось, что в моей жизни исчезли все источники радости, кроме еды? Я перестала писать тексты, болтать с подружками, получать комплименты, выходить/краситься на работу … и все. Не было у меня изначально большого  количества источников энергии. Еда оказалась самым ленивым, и от того единственным, отменив все остальное. Не надо работать над собой, прикладывать усилия, подбирать слова, делать линию карандаша тоньше, сделать первое усилие по выходу из дома… Бояться критики, особенно своей и случайных доброхотов — это так глубоко, что сам не знаешь, уверен, что все плохое стекает, как вода.

А с едой все просто. Просто открыл холодильник и взял. И совсем хорошо, если взял что-нибудь «правильное» — козий сыр, например. У меня ж такие тонкие чувства. Я люблю сыр с плесенью, как можно ругать себя за это?! А колбасу не ем, разве что редко…

Зато осознанно могу впихнуть в себя что-то страшное — жареный огромный пирожок с картошкой. Именно впихнуть, потому что стыдно, и невкусно и жирно, а все ради крошечного мгновения тайного удовольствия — целых пять минут будет невкусно, но одно мгновение вкусно. Обычно в самом начале, когда картошка касается языка. Но потом приходит настоящий вкус и он ужасен, но я все равно все съем. Почему, зачем? За что себя наказываю? И каждый раз эксперимент — долбанет или нет. Не долбануло, жрем дальше. Я снова заглатываю невкусность ради мимолетного ощущения чего-то приятного.  Потому что без приятностей жизнь не мила. И мало наблюдать их со стороны, надо что-нибудь утащить в себя, положить в свой живот. Набить его всем, что попадется под руку. Холодильник — как главный источник радости. Хранит мою радость в свежем виде.

Паршиво как-то.

Вчера я думала, у меня организм или организма? как мне приятней величать. На самом деле — норка. Норка маленькой мышки, которая живет где-то в глуши, и лишь наскакивает в Большой магазин, чтобы утащить что-то себе. Шопоголизм, затянутый в рамки.

У меня молодой красивый муж, успешный, умный. Но у нас нет секса. Потеряли. Он думает о бизнесе.  А я живой человек. У меня детские болезни и холодильник.

И страхи-амбиции.

Ем, потому что нет секса. Потому что нет работы. Потому что я так измучилась с проектом, который у меня не получился. И собираюсь биться над ним дальше, потому что этой мой шанс вырваться на финансовую свободу. Но я по-прежнему не уверена, что это стоит делать. Хотя теперь хотя бы знаю, что мне надо что-то делать. я не из тех, кто счастлив быть домохозяйкой. Я остра на язык и у меня длинные ноги, даже если пока они толстые. Я хочу к людям.

А причем здесь еда? да не при чем.

В свое время меня на Программе Лисси громом долбануло открытие — я боюсь быть красивой, я не разрешаю себе быть красивой. Это так противоречило всем мои жизненным установкам — я ведь даже пластику делала, чтоб быть симпатичней. А внутри оказалось — нет, боюсь. Красота — это ответственность, это труд, это лишние взгляды. На этой мысли я бросила Программу, почему-то совпало так. Но на этот раз пройду Программу целиком, упрусь. Мне надо начать себя за что-то снова уважать.

Я вчера смотрела на свою тушку и очень расстраивалась. Этот бочонок в области живота-ног, он совсем не мой. Дряблый сгусток жира в растяжках. Но он ведь появился не вчера. он со мной уже несколько лет. Но он все равно не мой. Это ненастоящая я, просто защитный слой. Спрятала себя — от кого? Я отворачивалась от зеркала, пряча свое тело от себя. Когда не видишь, в твоей вселенной этого нет. Только примерочные открывали правду, когда я оставляла брючки на вешалках.

И сегодня оставила.

Но выйдя на свет, я забывала свои расстройства. Подумаешь, брючки малы, зато меньше денег потратила — да я молодец просто!

***

Из хорошего, только-только наметившегося. Чуть меньше стало целлюлита. Совсем немного уменьшился, но это 180-градусный поворот на нужные рельсы.

А объемы на месте. Несмотря на аквааэробику — очень ее люблю, но получается ходить через раз, когда мама остается с детьми.

Как сложатся мои отношения с Прогулкой и подумать стрнашно. Я себе не принадлежу. Хотя можно устроить по вечерам. Сегодня и начну.

Ну и в конце выпуска о кофе.

Были перехвачены шпионы и штрейкбрехеры. На время военного положения принят ряд важных законов, обязательных к исполнению.

1.Перед занятиями кофе не пить — тяжело на сердце.

2. Утром пить кофе без всего, заменить сахар корицей.

3. Пить только половину чашки.

Тыдыщ.