#2447
Solomeya
Участник

Жила была на свете Тушка. И больше всего на свете любила Тушка поесть, да не абы что, а всякие вкусности. Баловала себя тушка деликатесами, водила в кафе и рестораны и старалась попробовать всё-всё на свете, поэтому Тушка была большая-пребольшая.

И вот. Как-то раз, сидит Тушка в ресторане, и тут прибегает к ней давняя подруга, Фигурка, сто лет не виделись, соскучились друг по другу. А Фигурка такая стройная да ладная, и кожа такая же молочная и красивая, как у Тушки, но не валиками висит, а сияет своей подтянутостью.

— Ну, подруга, как ты, как живешь? — Спросила Тушка.
— Ой, не живу – а летаю, путешествую по всему свету, хожу в походы, гуляю по любимому городу, ножки мои стройные меня легко носят, как по облачкам! Вот недавно я в Париже была, по Елисейским полям да Монмартру с Лувром бродила целыми днями, и ни капельки не уставала!

Грустно стало Тушке от речей Фигурки. Тоже захотелось ей Лувр повидать (Тушка любила всё красивое). Попрощалась она с подружкой и стала думать. «В Париже много гулять надо, а я километр пройду и задыхаюсь, тяжко мне, так дело не пойдет, надо тренироваться».

И стала Тушка гулять, чтобы тренировать себя, да перед иностранцами не опозориться. Идет, и всем улыбается и мысленно говорит «Бонжур!», чтоб совсем по-парижски было. В первый день прошла она немного, но каждую неделю увеличивала расстояние, Париж-то ведь тоже не маленький! Знай себе гуляет, да чаёЧЕк пьёт из термоса.

Вдруг замечает Тушка, что прогулочные штаны, которые еще недавно еле сходились на ее животе, стали висеть, а потом и вовсе спадать, большие красивые наряды начали болтаться, как на вешалке, но Тушка умела шить, подшила она свою одежду так, что та еще лучше сидеть стала.

А потом перестала Тушка есть деликатесы, а стала есть самую здоровую и правильную еду, овощи, каши, чтобы ходить было легче и сподручнее. Гуляет по овощному отделу и любуется: и свекла в ее корзинке, как ночной аметист, и морковка рыжая, как утреннее солнышко, и початки сельдерея торчат, как диковинные цветы, глядит она на такую красоту и радуется. И вот чудеса – раньше бы душу продала за хамон или бри, а сейчас от всего нос воротит, кушает только если голодна.

И тут снова встречает она Фигурку, и та ей уже про Лондон рассказывает, про Биг Бен, про Бейкер Стрит и музеи разные, еще больше Тушка ходить взялась, чтобы и в Лондоне все музеи обойти.

Стала ощущать Тушка невероятную легкость, а одежда всё увеличивается и увеличивается. Удивительное дело, но стало у Тушки и в остальном налаживаться, здоровье улучшилось, сон, концентрация, молодеть стала буквально на глазах, кожа ее подтянулась, ничего не висит, растяжки исчезли, в два раза больше успевать стала, доходы стали расти, как на дрожжах, со всех сторон потянулись клиенты на ее проекты, деньги лопатой гребет. А где деньги – там и путешествия, конечно, как же без них?

И вот, наступил у Тушки долгожданный отпуск, пошла она одежду выбирать, чтобы в Париже не стыдно было появиться. Зашла она в свой любимый магазин нарядов для Тушек, а ей говорят, «куда вы, девушка, с вашей фигурой, на вас ничего нет!». Очень удивилась Тушка, зашла в обычный магазин, померила юбку 44 размера – а та ей как раз! И купальник у нее теперь не как парашют у бегемота, а модный и красивый, ярко красного цвета! Накупила Тушка нарядов, домой идет неспешно, гуляет по Невскому, машины ей сигналят, мужчины вслед оборачиваются, некоторые даже познакомиться пытаются, а один восхищенно сказал «девушка, какая у вас фигурка красивая!».

С тех пор стала Тушка именовать себя Фигуркой.